Previous Entry Share Next Entry
Книготемень в Ленинке
я
orave
Получил незабываемые ощущения от посещения красы и гордости библиотечной отрасли, которая впервые участвовала в «Библионочи», посчитав за повод 150-летие со дня открытия первой публичной библиотеки в Москве.

Не могу не признаться в собственной предвзятости в отношении крупных библиотек: в бытность студентом осознал полную непригодность для использования научной библиотеки СГУ, где период от получения заказа по выдачи книг десять лет назад был установлен в два часа, а вежливым обращениям по отношению к студентам её сотрудники не отличались. Это обусловило критичное отношение к мероприятию и к тому, что предстояло увидеть.

Началось всё просто замечательно. Счастливая случайность привела меня с супругой к нарядно оформленному центральному входу библиотеки, великолепные, несвойственные для светских общедоступных зданий, интерьерные излишества, большие пространства и атмосфера праздничной ночи… Полутемень, проекции на потолок орнаментальных изображений, разноцветная подсветка интерьерных элементов, характерных для библиотек, большое число посетителей.

Пройдя через рамку металлодетектора, на писки которой традиционно никто не среагировал, включая троих человек в форме сотрудников полиции, остался мучим вопросом, будут ли противодействовать проносу сумки с документами, которая, по словам супруги, не могла быть пропущена в обычное время работы библиотеки.

Расхваливаемые экскурсии по 19-ярусному книгохранилищу, святая-святых библиотеки, обращали на себя внимание концентрацией посетителей вокруг рассказчиков с надписью «экскурсовод» на бейдже и, хоть выданный входной билет содержал недвусмысленные намёки на необходимость предварительной записи, примыкание к небольшой «кучке» слушателей прошло безболезненно.

Повествование экскурсовода о том, что касается библиотеки и библиотечного дела, великолепно перемежалось с вкраплениями выступлений библиотечных работников, рассказывавших про свой фронт работ. Подобный формат был сохранён и в книгохранилище, на входе в который группы посетителей невольно переразбивались. Привычный полицейский (и как раньше без их назойливого присутствия обходились :) ) в рамках выполнения важной миссии упорядочивания потока посетителей, разбил пробку, обусловленную пропускной способностью лифта, на две части, периодически ограничивая проход каждого одиннадцатого и, по слухам, отсекающего часть людей по признаку наличия сумок и верхней одежды.

Мне неизвестна судьба других групп экскурсантов этого дня, однако относительно своей совершенно определённо могу сказать, что она распалась на фрагменты, будучи пропущенной полицейским, как минимум в три приёма, и её участники перераспределилась по другим коллективам посетителей библиотеки. Мой новый экскурсовод нарёк мою новую группу «Зелёные» по цвету временных пропусков пары девушек, бросившихся в глаза.

Попав в книгохранилище, понял, почему туда не пускали раньше. Здание, находящееся в нескольких шагах от Кремля (что обусловило запрет на фотографирование из окон), несущее функциональную нагрузку, и до которого XXI век ещё не добрался, это позор. Лишь два яруса освоили преимущества электронно-вычислительной техники для организации коммуникаций и учёта заказов. Рассказывают о компьютере увлечённо, с придыханием, восхищаются тем, что с помощью него удаётся исключить ошибки людей, а сообщения не теряются. На остальных этажах используется канцелярско-бюрократический подход, для обмена сообщениями используется пневмопочта. На нижнем ярусе продемонстрировали механические приспособления для доставки книг, на верхнем — механические приспособления, позволяющие передвигать полки с книгами, вращая колёса, расположенные на их боковых сторонах.

Перемещаться по этажам книгохранилища приходилось в полусогнутом виде: под потолком проходят коммуникации, у потолка низкие ребристые выступы. Не так давно в здании прошёл капитальный ремонт. Появились системы кондиционирования, повышена противопожарная безопасность. В здании есть сломавшаяся в библионочи единственная машина по очищению книг от пыли, на которую ругаются пожарные из-за её большого размера. О роли и влиятельности на жизнь книгохранилища рыцарей брандспойта говорит и попадавшееся объявление о том, что огнетушитель должен находиться на видном месте, чтобы пожарные не ругались. Ещё на каждой двери, ведущей на лестницу, прилеплено по объявлению об отопительном сезоне.

В ходе экскурсии позволяли свободно фотографировать всё, кроме видов из окон, включая объявления о строгих запретах любой фотосъёмки. На этажах демонстрировали книги разной степени древности, другую печатную продукцию. Можно было полистать, прикоснуться к экземплярам средневековых коллекций.

На ярусе с коллекцией Румянцева вышел конфуз. Попытки найти хотя бы одну книгу, которая бы выдавалась читателям, обернулась полной неудачей: во всех экземплярах, которые брали с полки и просматривали, отсутствовал лист записи выдачи.

Ну что сказать, да здравствуют Project Gutenberg и Texts @ archive.org, библиотеки книг, находящихся в общественном достоянии или имеющих свободные лицензии, которые позволяют почитать любую книгу, не тяготеют к тому, чтобы жить прошлым (мне вот интересно, а капища в недрах РГБ где-нибудь нет, случайно? не удивился бы, если бы оно там было) и полностью доступны для всех желающих.

?

Log in

No account? Create an account